Соотношение уголовного преследования - / 1.2

Как видим, есть несколько решений вопроса о соотношении обвинения и уголовного преследования. В рамках одного они разводятся по началу осуществления в процессе.

Уголовное преследование появляется раньше или позже обвинения, следовательно, и содержание вкладывается отличное. Во втором - они рассматриваются как идентичные, возникающие одномоментно.

Тогда же когда обвинение рассматривается как часть деятельности по уголовному преследованию, возникает вопрос - можно ли обвинение рассматривать как функцию уголовного процесса? В таком соотношении предпочтительней как функцию видеть уголовное преследование.

Ведь часть не может быть равнозначна целому, одна функция не может быть составной частью другой. Именно из такого понимания исходят отдельные авторы, утверждая наличие функции уголовного преследования. Говоря об уголовном преследовании, они рассматривают его в широком смысле как поиск, установление возможно виновного и его изобличение с целью последующего привлечения к уголовной ответственности.

Это, по их мнению, описание уголовного преследования как функции, которая возникает одновременно с возникновением уголовно-процессуальных отношений. В узком — как деятельность по изобличению конкретного лица в совершении преступления[6].

Законодатель в УПК РФ выразил свое отношение к содержанию рассматриваемых понятий. Под обвинением в законе понимается утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленным Кодексом п.

Анализ содержания, которое вкладывается в эти два понятия, приводит к выводу, о том, что преследовать можно только лицо, но не любое, а обладающее процессуальным статусом подозреваемого, обвиняемого[8].

Подобное решение не устраивает исследователей, предпочитающих функции предварительного расследования функцию уголовного преследования, так как в этом случае им бы пришлось согласиться с тем, что до появления этих процессуальных фигур орган предварительного расследования реализует функцию расследования. Но и это еще не предел для расширения границ уголовного преследования.

Анализ высказываний позволяет сделать вывод, что о реализации уголовного преследования следует говорить и тогда, когда нет речи о совершении преступления. Как мы знаем, это производство осуществляется и в тех случаях, когда общественно опасное деяние совершил невменяемый. В этих случаях речь идет именно об общественно опасном деянии, а не о преступлении.

Получается, что с момента появления уголовно-правового запрета начинается уголовное преследование, объект то уже есть. Остается определить субъекта преследования. Если о преступном деянии неизвестно правоохранительным органам , они не могут выступать в качестве такового.

Есть единственный вывод, подсказанный автором рассматриваемого утверждения, - субъект преследования — уголовный кодекс. Мы не можем представить, как закон осуществляет эту деятельность, не помогает нам в этом и автор.

Соотношение уголовного преследования и надзора за следствием в

Вернемся к выводам, которые следуют из анализа норм УПК РФ. Второй заключается в том, что обвинение — это тезис, выдвинутый уполномоченным органом. Тезис, формирование которого происходит в рамках уголовного преследования подозреваемого, тезис, знаменующий появление новой процессуальной фигуры — обвиняемого, тезис, который становится знаменем стороны обвинения, проносится ей через предварительное расследование, обосновывается в судебном разбирательстве, защищается в вышестоящих судебных инстанциях[12].

Следовательно, обвинение не часть деятельности по уголовному преследованию, а то к чему стремиться уголовно-процессуальная деятельность на определенном этапе, что является результатом ее.

Таковы основные моменты, вкладываемые законодателем в содержание анализируемых понятий. Восприятие их, как нам кажется, осложняется устоявшимся стереотипом о том, что обвинение - одна из функций уголовного процесса[13]. Но при попытке обосновать, что обвинение - это функция - различие между анализируемыми понятиями у нее пропадает. Рассматривая обвинение как функцию, она пишет, что обвинение — это процессуальная деятельность по установлению виновного характера действий лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом[15].

Здесь уже речь не идет о том, что обвинение это утверждение, и такое понимание, по сути, не отличается от того, как она понимает уголовное преследование. Для нее - это деятельность, связанная с изобличением лица в совершении преступления. Значит, если рассматривать обвинение как функцию — неизбежно ее отождествление с функцией уголовного преследования[16], если как тезис как это делает законодатель , то тогда о функции обвинения говорить не приходиться.

Тезис — это не деятельность, а то, чем деятельность завершается. Какая деятельность, по уголовному преследованию или иная — ответ на этот вопрос будет дан ниже. Пытаясь доказать неравнозначность функций обвинения и уголовного преследования прибегает к оригинальному обоснованию. В первом случае, по делам публичного обвинения, слияние этих двух функций как минимум свидетельствует о том, что, возможно, существует только одна. Во втором, соотносить по содержанию эти понятия вообще не приходиться, так как одно из них не представлено.

И если даже допустить подобное, то включение одного содержания в другое не дает основания говорить о существовании двух функций. Мы попытались разобраться с тем, какое содержание, вкладывает законодатель и ряд авторов в обвинение и уголовное преследование[18]. Теперь зададим вопрос о том, насколько уместно преследование в том случае, когда у нас еще нет знаний о том, что именно подозреваемый или обвиняемый совершили то преступление, которое расследуется.

Нельзя преследовать преступление, которое было в прошлом, было оно или нет, устанавливается в ходе расследования, в ходе его же устанавливается виновность лица его совершившего. Не создает ли преследование, о котором ведет речь законодатель, предустановку, что лицо виновно, когда еще нет всех необходимых доказательств для этого? Не приведет ли это к тому, что в пылу преследования оправдательные доказательства пройдут мимо взора преследователя?

Эти вопросы более чем основательны. И возникли они не сейчас. В свое время, характеризуя следователя, Г. По его мнению, прокурор, давая согласие на возбуждение уголовного дела, т. Автор прав в том, что преследовать можно будучи уверенным, в том, что преследуется именно тот, кто совершил преступление. Ответ один — установка на преследование. Она формируется определенной частью норм УПК. Законодательное отнесение следователя к органам уголовного преследования, обозначение его как представителя стороны обвинения привели многих следователей к выводу, указанному выше.

Соответствующие новеллы кодекса, о чем можно судить по результатам исследований отдельных авторов[21], были восприняты следователями как их обязанность только обвинять и собирать обвинительные доказательства, а защита подозреваемого и обвиняемого, собирание оправдательных доказательств трактуется ими исключительно как обязанность защитника.

Не надо долго объяснять, к чему может привести такое отношение следователей к своим обязанностям. Опасность подобного была осознана еще до принятия нового УПК. Так, например, и писали: Не решил он эту задачу, а, наоборот, усложнил ее решение. Эту сложность попытался преодолеть последовательный сторонник функции уголовного преследования , который, в одной из своих последних по времени работ, до предела расширяет ее содержание. Обычно, когда говорят о функции защиты, то подразумевают ее реализацию в отношении обвиняемого, интересы потерпевшего реализуются в рамках установления лица, совершившего преступление, и его виновности, т.

В чем же защитительная функция уголовного преследования в отношении обвиняемого? Но если это так, то нам в данном случае предлагают содержание функции предварительного расследования.

Будучи более последовательной, чем анализируемый автор, исходя из тех же оснований, что в состязательном процессе следователь, выполняя обязанности по расследованию, осуществляет не только обвинение, но и функцию защиты, предлагает объединить их в рамках одной функции — расследования[26]. Что пытались опровергнуть, получилось доказать. Вероятно, иного и не дано. Свои рассуждения он завершает призывом возвратить в УПК принцип всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела[27].

Легализация этого принципа, что стоит приветствовать, приведет к тому, что вопросы о состязательности российского уголовного процесса, о функциях уголовного преследования и обвинения будут сняты с повестки, а функция предварительного расследования займет в российском уголовном процессе свое законное место. М, , Савицкий процесс России: Изд-во АН СССР, Юрид изд-во Минюста СССР, Средне-уральское книжное изд-во, Тушев -процессуальные функции прокурора: Следует заметить, что этот подход не нов, основания его можно обнаружить в дореволюционных источниках по теории уголовного процесса.

Учебник русского уголовного процесса. Сейчас оно основание в определенной мере отражено в одном из решений Конституционного Суда РФ, где формулируется правовая позиция в силу которой акт возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица означает начало уголовного преследования.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от Еще раньше подобное понимание обвинения обосновывал. В настоящее время его подход последовательно развивает. Парадеев обвинения на предварительном следствии в советском уголовном процессе: Здесь под уголовным преследованием понимают функцию обвинения, а от перестановки мест слагаемых сумма не меняется. Разграничивая их при определении, законодатель в последующем по-иному решает вопрос об их соотношении.

Соотношение обвинения и уголовного преследования

В одном случае он в уголовное преследование включает обвинение ч. Омская академия МВД России, Руководство для судебных следователей как система криминалистики. Волколуп уголовного судопроизводства и проблемы ее совершенствования. Юридический центр Пресс, Соотношение обвинения и уголовного преследования. Интересные новости Важные темы Обзоры сервисов Pandia.

Основные порталы, построенные редакторами. Каталог авторов частные аккаунты. Все права защищены Мнение редакции может не совпадать с мнениями авторов. Минимальная ширина экрана монитора для комфортного просмотра сайта: Мы признательны за найденные неточности в материалах, опечатки, некорректное отображение элементов на странице - отправляйте на support pandia.

О проекте Справка О проекте Сообщить о нарушении Форма обратной связи. Авторам Открыть сайт Войти Пожаловаться. Архивы Все категории Архивные категории Все статьи Фотоархивы. Лента обновлений Педагогические программы. Правила пользования Сайтом Правила публикации материалов Политика конфиденциальности и обработки персональных данных При перепечатке материалов ссылка на pandia.


Коментарии:

    Однако Кодекс не устанавливает формы и сроков уведомления заинтересованных лиц о возобновлении дела. Но на сегодняшний день возможно заочное избрание меры пресечения в виде заключения под стражу лишь обвиняемого, объявленного в международный розыск. На сегодняшний день это положение нашло свое частичное отражение в п.





2016-2017 xn----itbjaj0acejcn5a.xn--p1ai